Информация к новости
 (голосов: 0)
22-12-2015, 19:07

Кто и как закончит американскую «войну с наркотиками»

Категория: Тексты » Общество

Загрузка...
Кто и как закончит американскую «войну с наркотиками»

Ранее в этом году один из ведущих мировых экспертов в области наркополитики начал писать научную работу которая начиналась довольно странно: «Эта работа ошибочна. Но я надеюсь, что она, тем не менее, окажется полезной».

Джон Колкинс из университета Карнеги — Меллон сразу признался, что пытался предсказать будущее. Но это было необходимо. В конце концов, он задал вопрос, который сегодня является ключевым для наркополитики: как именно закончится война с наркотиками, если все пессимисты будут правы?

Сейчас все, кто слабо знаком с наркополитикой, уже подумали: «Война с наркотиками обречена». Ее постоянно называют провалом и либералы вроде Берни Сандерса, и консерваторы вроде Криса Кристи. Наркополитику обвиняют в массовых заключениях, вооруженном насилии и вообще в мировом хаосе. Знаменитые миллиардеры тоже выступают за окончание войны с наркотиками. Даже американский глава управления по борьбе с наркоторговлей, возможно, мировой лидер в войне с наркотиками, охарактеризовал «старую войну с наркотиками» как «провальную политику с провальными методами работы».

И тем не менее, сложно представить, что наш мир, в котором наркотики нелегальны, однажды превратится в такой, где можно будет ради развлечения купить кокаин или опиум в соседней аптеке. Но еще сложнее представить то, что крупные политики США станут выступать за движение в этом направлении.

В работе Колкинса есть предсказание: последний толчок дадут не США или другие развитые страны, где многие законодатели и эксперты в области наркополитики верят в успех войны с наркотиками, несмотря на все ее неудачи. Именно эти страны несут ответственность за все бóльшее ужесточение наркополитики со времен подписания Международной опиумной конвенции в 1912 году. И вряд ли они согласятся изменить вектор движения своих стран в ближайшее время.

Колкинс утверждает, что вместо развитых стран конец войне с наркотиками положат страны Латинской Америки, где наркополитика не принесла ничего кроме жестокости. Возможно, там даже с легкостью легализуют кокаин. А с быстро растущей глобализацией решение даже одной страны легализовать кокаиновый рынок приведет к огромным последствиям. И как же после такого власти США смогут хотя бы замедлить поток кокаина, который легален прямо на их южной границе?

Вот так может окончиться война с наркотиками. Не благодаря развитым странам, которые сделали из нашей жизни одну сплошную борьбу с наркотиками. А из-за развивающихся стран, по которым и пришелся основной удар мировой наркополитики, не принесший никаких результатов. Ну а затем последует эффект домино.

Почему США вряд ли первыми положат конец войне с наркотиками
Протестующие перед Белым домом требуют окончания войны с наркотиками. Фото: Николас Камм

Обречены они на это или нет, США скорее всего не будут первыми, кто положит конец этой войне. На это есть причина: федеральные чиновники и многие эксперты в целом согласны, что запрет наркотиков принес Соединенным Штатам много пользы, несмотря на некоторые очень серьезные издержки.

«Легализация — не в наших интересах. Прибыль, которую США получают от труднодоступных, дорогих и нерекламируемых наркотиков, намного больше наших затрат на предотвращение преступлений, жестокости и коррупции в собственной стране», — объяснил Колкинс


Да, война с наркотиками способствует массовым заключениям — хотя и не так сильно, как может показаться, поскольку только каждый пятый заключенный посажен за преступления, связанные с наркотиками. Да, благодаря черному наркорынку преступным группировкам есть за что побороться: около 2000 убийств каждый год совершается разными бандами, а подоплекой в большинстве случаев являются наркотики. Да, война с наркотиками постоянно служит оправданием для ограничения гражданских свобод, начиная с прослушки и заканчивая конфискацией имущества граждан, которые даже не обвиняются в преступлениях. И да, в борьбе с наркотиками имеют место расовые предрассудки: афроамериканцы намного чаще попадают в тюрьмы из-за наркотиков, даже если они их и не употребляют и не продают в больших объемах.

Зато благодаря этой войне, наркотики намного дороже и недоступнее, чем были бы в противном случае. Это и есть основная цель превентивных мер войны с наркотиками: следствием направленности войны на борьбу с поставками является поднятие цен и отсутствие возможности продавать их на законных основаниях, что делает наркотические вещества очень труднодоступными. В то же время, другой аспект войны с наркотиками — лечение и реабилитация наркоманов после того, как они показали признаки сильной зависимости.

Согласно исследованию Колкинса, запрет наркотиков сделал их более дорогими и менее доступными. Разумеется, что самые популярные наркотики — просто трава: марихуана, кокаин, героин производятся из растений. Так что нет никаких причин для того, чтобы производство этих наркотиков стоило дороже производства, скажем, кофе или чая. Тем не менее, по ходу производственной цепочки цена чашки кофе возрастает на 635%. Для сравнения, из-за запрета цена кокаина увеличивается на 6427%, марихуаны — на 1047%, а героина — на 3745%. Следовательно, наркополитика не исключает употребление наркотиков, но благодаря высоким ценам она снижает уровень потребления по сравнению с тем, если бы они были легальны.

Можно по-разному оценивать затраты и прибыль США. По факту, более 20 000 человек умерли от передозировки наркотиками в США в 2013 году. Колкинс подсчитал, что легализация тяжелых наркотиков может увеличить их потребление на 200%, что приведет к увеличению количества зависимых и повышению смертности. Нужно ли предотвращать появление наркотиков, что приведет к большей жестокости на наркорынках, сокращению гражданских свобод, усилению расовой дискриминации в системе уголовного правосудия, и увеличению количества арестов в США — вопрос сугубо личный и философский.

Однако федеральным чиновникам и экспертам в области наркополитики нравится мысль Колкинса о том, что война с наркотиками оправдывает свою стоимость, по крайней мере в США.

Но обратите внимание: даже если запрет на наркотики и предотвращает их употребление, наказания нынешней наркополитики слишком жестоки. Исследование Питера Ройтера из Мэрилендского университета и Гарольда Поллака из Чикагского университета в 2014 году доказало, что нет убедительных аргументов в пользу того, что более жестокие наказания или строгие меры ограничения поставок наркотиков действуют эффективнее, чем обычные. Таким образом, ужесточение наказаний или ликвидация посевов могут лишь только немного замедлить поступление наркотиков на рынок.

Более того, снижение доступности является прямым следствием не войны с наркотиками, а того, что наркотики просто нелегальны. Отсутствие прямых путей от производителя к покупателю и так делает наркотики труднодоступными и дорогими.

Как Латиноамериканская страна может сделать войну с наркотиками бесполезной

Могилы — результат войны с наркотиками в Мексике

Война с наркотиками может казаться успехом с точки зрения американцев, но для стран Латинской Америки, где их производят для последующего потребления населением богатых стран вроде США, это — тотальная катастрофа. Наркоторговля втянула латиноамериканские страны в трясину ужасающего насилия, продолжающегося на протяжении десятилетий. И именно этот факт делает их главными кандидатами на роль тех, кто начнёт процесс прекращения войны с наркотиками.

Рассмотрим Мексику: после того как президент Фелипе Кальдерон, при частичной поддержке американской правительственной программы «Merida Initiative», развязал войну с наркотиками в 2006-ом году, наркокартели просто так не ушли. Они нанесли ответный удар, колоссально жестокий. Упомянем публичные обезглавливания как наиболее яркие проявление тактики беспощадных наркокартелей. Итог такой войны: 80 тысяч человек погибли, с 2007-го года десятки тысяч пропали без вести, включая 43 студентов, исчезнувших в прошлом году в ходе одного из широко освещённых прессой событий.

Ужасы, устраиваемые членами наркокартелей, не ограничивались отражением атак правительства и борьбой между собой — вымогательствами, шантажом и взятками они также внедряли своих людей в правительственные структуры. Сорок три пропавших студента, к примеру, были убиты, предположительно, при сотрудничестве мэра и местной полиции. Так что, вдобавок к усугублению уровня насилия, война с наркотиками приводит к усилению коррумпированности правительств.

Для ясности: Мексика воюет не только для себя. Уровень употребления наркотиков в стране не так уж и высок: общенациональный опрос, проведённый в 2011 году, показывает, что около полутора процентов мексиканцев в возрасте от 12-ти до 65-ти лет употребляли запрещённые наркотики в 2010 году, для сравнения — 8,5% всего американского населения в возрасте от 12-ти лет употребляли наркотики в месяце, предшествующем исследованию (в исследованиях используются данные респондентов разных возрастов за различные/иные временные промежутки из-за различающейся методологии в проведении общенациональных опросов, но, тем не менее, видно, что американцев, употребляющих наркотики, намного больше, чем мексиканцев).

Мексиканцы ввязались в войну, хоть и при финансовой поддержке США, чтобы остановить поток запрещённых веществ, которые, в основном, потребляются американцами и жителями других развитых стран. Так что Мексика принимает на себя удар за «богачей». И не только Мексика — многим известно, что потребителями обычно выступают процветающие страны, а развивающиеся страны, к примеру, Колумбия и Боливия, выступают в качестве места производства, тогда как Мексика вкупе с большей частью Центральной Америки и частично Африкой, — это перевалочные пункты на пути наркотрафика.

Как писали экономисты Даниэль Мехия и Паскаль Рестрепо в 2014 году, развитые страны вроде США не согласились бы действовать по подобной схеме:

«Предположим на секунду, что потребление кокаина в Штатах полностью прекратится и уйдёт в Канаду. Будут ли американские власти противостоять сетям наркотрафика ценой повышения уровня убийств в городах вроде Сиэтла с текущего уровня, 5 убийств на 100 тысяч душ населения, до уровня, близкого к 150-ти, только чтобы предотвратить попадание поставок кокаина в Ванкувер? Если считаете, что „скорее всего нет“... ну, это как раз то, чем Колумбия, Мексика и другие латиноамериканские страны занимались в течение последних двадцати лет, приводя в действие понижающие предложение меры, которые бы не позволили наркотикам достичь стран потребления ценой тех самых вышеупомянутых циклов насилия и политической коррумпированности с последующей потерей легитимности государственных институтов»


Что ещё хуже, исходя из опыта Мексики, попытки обрушиться на жестокость могут привести к ещё большим проблемам. Как объяснил в 2014 году сотрудник Брукингского исследовательского института, антинаркотические меры могут настроить население против правительства, особенно в ситуациях, когда единственными источниками дохода являются производство и перевозка наркотиков. И такое недовольство может привести к возрастанию уровня насилия:

«Неспособность предоставить всесторонний альтернативный путь развития, вместо этого раздавая обещания на будущее и принимаясь за искоренение проблемы без соответствующей подготовки, приведёт к нестабильности в обществе, критически расшатывая правительство после конфликта. В таком случае, правительство сможет продолжать войну, лишь обращаясь к драконовским мерам в отношении населения, и такие репрессии придётся применять в течение долгих лет»


Многие проблемы могут быть решены, если правительства займутся организацией мощных политических, экономических и судебных институтов, которые будут способны разобраться с могущественными наркокартелями. Во время войны осуществить такой план менее вероятно, так как она делает любые значительные институциональные или экономические начинания намного сложнее, если не невозможными. Это и понятно: кто бы стал открывать бизнес в городе, где наркокартель и правительство ведут войну друг с другом?

Что ещё хуже, наркокартели способны продержаться на плаву, даже воюя с большими правительствами, потому что война с наркотиками приводит к подорожанию запрещённых веществ. Согласно исследованию Колкинса, в Колумбии, где производится кокаин, наркотик можно достать за $2,44 за грамм, но цена повышается до $175 за грамм при продаже на улицах в США. И, с точки зрения наркокартелей, такая огромная чистая прибыль стоит и риска быть арестованными, и кровавой войны с правительством.

Организации по продаже наркотиков существуют в относительно стабильных условиях, потому что война с наркотиками сильно поднимает их в цене.

Такая невероятная прибыль объясняется «эффектом воздушного шарика». Раз наркотики — такая прибыльная отрасль, производители и наркодилеры не могут перестать существовать, как только правительство начнет за ними охоту: бизнес настолько хорош, что всегда есть кто-то, кто готов занять место. Так что производство и оборот наркотиков, их продажа новым людям на новых территориях и вызывают и насилие, которое сопровождает все это. Это раз за разом документально подтверждалось, когда наркоторговля пришла из Перу и Боливии в Колумбию в 90-х, с Антильских островов в Западную Африку в нулевых, а из Колумбии и Мексики в Сальвадор, Гондурас и Гватемалу — в 2010-х.

Альтернатива такому жесткому преследованию — легализация: переместить наркотики с черного рынка, уничтожая при этом гигантский источник дохода криминальных организаций. Если это и не низвергнет группировки, то ощутимо ослабит их и сделает их более управляемыми в странах со слабой государственной структурой.

«Поначалу [картели] могут попробовать заняться другим бизнесом, но факт в том, что не существует более простого и вместе с тем более прибыльного способа действий на черном рынке, как торговля наркотиками. Гораздо проще провезти через границу 2 килограмма кокаина стоимостью $50.000, чем огнестрельного оружия на ту же сумму», — сообщил мне Айзек Кампос, профессор университета Цинцинатти, специализирующийся на истории наркотических препаратов.

Все это наталкивает на мысль, что некоторые страны Африки и Латинской Америки, устав от нескончаемого насилия, вызванного запретом наркотиков, все-таки попытаются прийти к их легализации. И как только это случится, то весь режим мирового контроля за наркотиками будет обречен.

Некоторые страны могут легализовать наркотики — и тем самым сделать войну с ними бессмысленной

Pablo Porciuncula/AFP via Getty Images

Учитывая проблемы, вызванные войной с наркотиками в Латинской Америке, вероятно, все это в конце концов приведет к их легализации с целью снижения уровня насилия (некоторые страны уже двигаются в этом направлении — ознакомьтесь с решением Уругвая полностью легализовать марихуану).

Сейчас сложно судить о том, чем это могло бы обернуться. Отчет Колкинза 2015 года предупреждает, что многие из его прогнозов — лишь догадки.

Но его статья, основанная на знаниях о современном рынке и интересах государств, показывает убедительный вариант развития событий, если страны Латинской Америки придут к легализации. С одной стороны, она не обязательно остановит даже насилие, напрямую связанное с наркотиками — спрос на самые популярные виды препаратов поступает из США и других развитых стран. Таким образом, раз страны-потребители, такие, как США, оставят наркотики вне закона (во всяком случае, на первое время), а страны Латинской Америки их легализуют, востребованность незаконного оборота останется в силе, какое-то время порождая насилие.

Но легализация наркотиков в Латинской Америке может привести к эффекту домино, который в итоге повлияет на развитые страны вроде США и заставит их ослабить своих законодательств по борьбе с наркотиками.

Так вот что же это все-таки выльется? Колкинз утверждал, что Боливия — вероятный кандидат на звание первой страны, легализовавшей кокаин, а вовсе не Колумбия. «Колумбия — большая страна с разносторонней экономикой, так что легальная торговля кокаином — что-то, от чего она может отказаться; в ее экономике множество других отраслей. Экономика Боливии совсем невелика, так что продажа легального кокаина может серьезным образом на нее повлиять», — утверждает он (это может даже быть на руку Колумбии, так как она возможно станет поставлять кокаин в Боливию, освобождая жестокий нелегальный рынок).

«Раз уж нельзя избежать падения цен, тогда, возможно, США могли бы и сами прийти к легализации».

Это, вероятно, не окажет большого влияния на страны с большим нелегальным оборотом, как Мексика или Гондурас, и на страны-потребители, как США, исключая возможность потенциального удешевления кокаина для торговцев. Все же Боливия географически удалена от США, так что кокаин придется перевозить по старому маршруту, то есть через страны, в которых это все равно нелегально.

(Это может пойти на пользу США, даже если наркотики легализует только Боливия: если страна пойдет по этому пути, а уровень употребления наркотиков не выйдет из-под контроля, то может оказаться, что легализация — не конец света, а запреты не стоят затрат. Но если Боливия узаконит наркотики, а уровень употребления сорвется с цепи, то выйдет весьма поучительная история. В любом случае, этот эксперимент полезен для Америки).

А вот что может резко изменить глобальную войну с наркотиками, так это следование Боливии на пути к легализации «перевалочного пункта» вроде Мексики, уже насытившейся безудержным насилием. Это может резко сделать наркотики гораздо более доступными в США и других странах-потребителях, что приведет к созданию обширного и легального рынка в странах, которые лучше подходят к прямой отправке в Америку. Если США не сможет остановить эти поставки, то, как пишет Колкинз, «игре конец». Обильный поток легального кокаина может снизить цены, потенциально делая запрет — то есть сохранение наркотиков дорогими, тем самым недоступными — не стоящим увеличения количества арестов и высокого уровня насилия на черном рынке.

«Итак, теперь кокаин продается по доллару за грамм в пределах США, то есть в границах НАФТА. В такой момент ты понимаешь, что тебя поставили перед фактом, и нет никакого реального способа сохранить цены на прежнем уровне. А раз невозможно предотвратить крах цен, тогда, может быть, США легализуют наркотик».

Возможно, это подтолкнет США, как и другие страны-потребители, к адаптации. А что дальше?

США может столкнуться с необходимостью сделать наркозависимость проблемой национального здравоохранения

Майкл Боттичелли, глава офиса Управления по борьбе с наркотиками, ратует за подход к употреблению наркотиков со стороны национального здравоохранения. Фото: Getty Images

Если наркотики станут более доступны за счет легализовавших их оборот стран, то скорее всего, для США будет логично относиться к запрещенным веществам так же, как и к алкоголю и сигаретам. В конце концов, традиционный подход борьбы с поставщиками станет бесполезен в войне с наркотиками, как только появится достаточно мест, которые легально производят и распространяют психоактивные вещества в миру — переизбыток товара приведет к обвалу цен.

Соединенные Штаты могут принять превентивные меры. К примеру, они могут легализовать, регулировать и облагать налогами продажу наркотиков, которые сейчас нелегальны. Легализация, скорее всего, приведет к еще большему падению цен, и наверняка это еще сильнее облегчит к ним доступ. Но США могут пойти другим путем: повысить налоги, ограничить места, где можно продавать наркотики, и так далее, что сделает покупку наркотиков сложнее и в то же время куда безопаснее, чем на полностью бесконтрольном черном рынке.

Но у этого пути есть свои границы. Если покупка наркотиков в США станет слишком сложной, это откроет дорогу серому рынку, где нелегально продаются легальные продукты. Собственно, эту проблему Нью-Йорк переживает с табаком: из-за очень высоких налогов на сигареты многие нелегально провозят их из других штатов, чтобы перепродать в Нью-Йорке по повышенной цене, хоть и не превышающей розничную цену, включающую акциз. Особенно велик этот рынок в Нью-Йорке: вплоть до 60% сигарет в пяти округах не облагаются налогами.

«Я не знаю, насколько высоким может быть налог [на наркотики]», — признается Колкинз, — «Но я искренне сомневаюсь, что мы сможем предотвратить падение цен».

США также могут усилить свои образовательные инициативы, в особенности информационные кампании, сосредоточенные на снижении вреда, и даже наклейки-предупреждения, которые четко дают понять об опасности определенных наркотиков. Эксперты по общественному здоровью приписывают этим инициативам снижение норм курения, которые, согласно федеральным данным, упали с 42,4% взрослых американцев в 1965 году до 19% в 2011.

Но лучшим подходом для США может оказаться подстегивание подхода к наркотикам со стороны национального здравоохранения. Некоторые развитые страны уже этим занимаются. Как сообщает Европейский центр мониторинга наркотиков и наркозависимости в своем отчете о ситуации с наркотиками в Португалии, в 2001 году там декриминализировали наркотики и создали комиссии, которые фактически дают наркоманам доступ к лечению. Пока что такой подход выдает многообещающие результаты: связанных с наркотиками преступлений и случаев заражения ВИЧ через шприцы стало меньше. (Важная деталь: Декриминализация снимает ответственность за индивидуальное хранение наркотиков, но их продажа остается незаконной.)

Подобным образом США могли бы декриминализировать хранение наркотиков, оставляя их продажу незаконной и расширяя программы реабилитации для наркоманов. Собственно, США в последние годы уже стали этим заниматься, фокусируясь на судах по делам о наркотиках, пытаясь обеспечить наркоманам реабилитацию вместо тюремного срока.

Но есть множество неопробованных идей. К примеру, в некоторых местах героин можно получить легально, но под наблюдением, чтобы наркоманы, которым не помогают обычные методы терапии, могли принимать наркотики в безопасной среде, не нарушая закон ради покупки героина. В частности, такой подход помог снизить связанные с наркотиками преступления в Швейцарии.

Некоторые отрасли национального здравоохранения могут даже воспользоваться преимуществами психоактивных веществ. Как я писал до этого, существует быстро растущая область исследований, которая предполагает, что мощные галлюциногены вроде ЛСД и грибов можно использовать в терапевтических целях для людей, страдающих от нервозности, особенно по поводу смертности и смерти.

Даже это разнообразие подходов лишь кратко описывает количество методов, которыми США могут облегчить войну с наркотиками. Общий их смысл в том, что Америка со временем окажется в мире, где наркотики легальны, декриминализованы или, по крайней мере, намного более доступны. А это может потребовать политики, которая сосредоточена на снижении вреда, а не на бессмысленных попытках остановить приток наркотиков в США из стран, где они уже легализованы.

Конечно, все это строится на множестве допущений о том, каким будет будущее войны с наркотиками. Но, учитывая борьбу многих стран, особенно латиноамериканских, с наркотическим насилием, Колкинз и другие эксперты по политике в области оборота наркотиков считают, что у этих событий есть все шансы стать реальностью в ближайшие десятилетия. А это будет означать конец войны с наркотиками — такой, какой мы знаем ее сейчас.

Автор: Герман Лопез.
Оригинал: Vox.

Перевели: Аня Андреева, Кирилл Козловский, Денис Пронин и Александр Поздеев.
Редактировали: Роман Вшивцев, Дмитрий Грушин и Анна Небольсина.

загрузка...
Добавление комментария
Имя (Ник):*
E-Mail (Электронный адрес):*
Текст:
Введите код: *

О кинотеатре

Наш проект enego – это не просто веб-сайт, это уникальный кинотеатр, с помощью которого вы сможете просматривать нужные вам сериалы или мультики. Он неповторимый тем что для просмотра вам не нужно будет идти в обычный кинотеатр и ждать нужно сеанса, вы можете посмотреть его прямо сейчас с помощью любого современного девайса, наш сайт подойдет как для ноутбука, так и для айфона или айпада. Также если у вас дома есть домашний кинотеатр, который поддерживает выход в интернет, то вы легко сможете смотреть понравившийся сериал с его помощью, только не забудьте выставить нужное вам качество видео. Еще одна особенность нашего кинотеатра в том, что тут вы сможете смотреть весь контент абсолютно бесплатно и вам не нужно будет проходить регистрацию или скачивать какие-либо программы. Мы работаем над тем, чтобы все серии которые присутствуют на сайте были в хорошем качестве и выглядели отлично на любом устройстве на котором вы захотите их посмотреть.
^